НАШИ РУБРИКИ:
 
«Важский край - НОВЫЙ РЕГИОН»
№ 12 (207) 26 марта 2009 года, четверг

Байки для внуков

Бегом за самолетом

Больше трех десятков лет моя жизнь была связана с частыми командировками. И лектора, и журналиста – а эти две профессии долго были у меня основными, – как говорится, ноги кормят. Трудно даже перечислить все виды транспорта, которым приходилось пользоваться.

На самолетах, начиная с АН-2 («кукурузника») и вплоть до ТУ-154, летал чаще всего. Правда, до «боингов» как-то не дошел, раньше осел на земле. Приходилось летать и на ящике из-под лимонада вместе со стюардессами, и с летчиками в кабине. Расскажу, пожалуй, несколько интересных, если не анекдотических, случаев.

Бегом за самолетом

Такое было возможно только в те безмятежные времена (до середины 70-х не было никаких личных досмотров, как и проходов через металлоискатели).

Весной 65-го я летел из Москвы в Свердловск, по поручению молодежной комиссии Правления Всесоюзного общества «Знание» должен был проверить работу областной молодежной комиссии. А одновременно – поздравить с Днем рождения лидера свердловских коммунаров Николая Смирнова.

Приехал в аэропорт Домодедово вовремя, спокойно зарегистрировался и стал ждать посадки. Багажа немного, маленький дорожный чемоданчик. Зачитался… докладом Л.И. Брежнева на мартовском пленуме ЦК КПСС. Тогда, через полгода после отстранения от власти Н.С. Хрущева, еще ожидали от новой власти серьезных экономических реформ.

И вот сижу, вчитываюсь в экономические выкладки доклада, в формулировки. Все-таки был уже без пяти минут экономистом, диплом вчерне написал.

Взглянул на часы. Мать моя, самолет уже должен отправляться. Побежал на посадку, показываю дежурной билет. А она меня чуть не материт, говорит, по громкой связи меня уже искали. Но смягчилась. Видишь, говорит, твой самолет тягач уже тянет на старт. Беги, догоняй, помашешь пилотам, а я по рации им сообщу.

Выскочил в двери, догнал самолет, машу рукой. Хорошо, что реактивные ТУ-134 к старту тянули тягачи, машины солидные и неспешные. Вижу, кто-то из пилотов показывает рукой, чтоб подбежал под самолет.

Бегу под брюхом самолета трусцой, в ритме тягача. Над головой открывается люк, оттуда кричат:

– Кидай чемоданчик!

Бросил, попал в люк. Оттуда спустили металлическую лесенку.

– Прыгай и залезай!

Подпрыгнул, лезу. Попал в грузовой отсек самолета.

Летчик подает мне чемоданчик, ведет извилистой тропкой среди багажа и груза, поднимаемся через другой люк в салон. Мое место свободно, никаких проблем. Самолет еще до старта не дотянули, можно спокойно пристегнуть ремень и снова достать из чемоданчика газету…

Лучше лягте на пол…

Этот случай произошел в начале шестидесятых, еще в стат-управлении работал. Летел из Каргополя в Архангельск на ЛИ-2, был такой цельнометаллический самолет, скопированный нами с американского «дугласа». Выпускались они в двух вариантах, один с мягкими креслами, чисто пассажирский, другой – грузопассажирский, с жесткими металлическими сиденьями вдоль бортов, которые в грузовом варианте прижимались к стенкам. Наш в этот раз был как раз такой. Пассажиров было немного, человек десять, все мужчины, как говорится, работоспособного возраста.

Трасса пролегала с уклоном в сторону Онеги, а потом на Архангельск, минуя Северодвинск.

Минут через пятнадцать после взлета в кабину вышел второй пилот.

– Товарищи, Архангельск и Онега предупреждают: на пути гроза. Надо решать, лететь дальше или возвращаться, пока не поздно, в Каргополь.

Публика зашумела: а как летчики думают?

– Мы с пилотом из Архангельска, домой бы лучше.

Решили: летим в Архангельск.

Пилот говорит:

– Женщин, вижу, здесь нет. Поэтому советую лечь на пол, он довольно чистый. И держитесь руками за стойки кресел. На сполохи в иллюминаторах внимания не обращайте, самолет надежный, только потрясет. Но лежа будет полегче.

Так и сделали. Трясло, прямо скажу, немилосердно, самолет швыряло и вверх-вниз, и слева направо, но, как говорится, пронесло. Сколько минут шли по краю грозового фронта, не помню, едва ли больше десяти. Снова вышел второй пилот, сказал, что дальше спокойно, поднялись, отряхнулись, расправили сиденья и вскоре были в аэропорту Талаги.

Двое толстых – на выход

Весна то ли 63-го, то ли 64-го года, аэропорт Красноборска. Тот же ЛИ-2, только в пассажирском варианте, с мягкими креслами. Зима на исходе, но самолет еще не на колесах, а на лыжах.

Вырулили на старт, разгоняемся… Самолет не может оторваться от земли.

Выходит командир:

– Товарищи, самолет перегружен. Диспетчеры советуют сбросить килограммов сто пятьдесят. Двум пассажирам придется подождать следующего рейса. Пока рулим снова на старт, думайте.

Естественно, никто не хочет покидать уютное кресло. Остается бросить жребий. Кто-то рвет бумажки, ставит на двух крестики, кто-то жертвует свою шапку. Шапку каждому подносит пилот, нейтральное лицо.

Потом двое мужчин весьма плотной комплекции молча встают, забирают с полки свои портфели и медленно идут к выходу. Никто не сочувствует. Но и не злорадствует: жребий слеп.

Дверца закрыта, мотор начинает гудеж, самолет разбегается… Взлет!

Диспетчеры рассчитали точно.

Если успеешь, садись

В апреле 87-го меня пригласили в состав агитперелета, посвященного ХХ съезду комсомола. Как потом оказалось, последнему в истории советского комсомола. Маршрут пролегал по Крайнему Северу, от Мезени до Амдермы. Самолет нам дали сверхнадежный, ИЛ-14 из полярной авиации. Этот «небесный трактор», работающий на авиационном бензине, мог, планируя на своих широких крыльях, сесть даже при отказе обоих двигателей. И у первого, и у второго пилотов имелось разрешение садиться и взлетать при любой погоде.

В составе творческой группы молодежный самодеятельный музыкальный театр из Северо-двинска, группа танцоров из ансамбля «Сиверко», известный московский бард Леонид Сергеев, он летит вместе со звукооператором в качестве корреспондента радиостанции «Юность». Руководителем, как бы сказали сейчас, генеральным менеджером, был Андрей Дмитревский. Сейчас он известен в Архангельске как эстрадный певец, а тогда заведовал лекторской группой обкома ВЛКСМ.

И вот летим мы из Амдермы на запад. По плану посадка на Варандее, на том самом острове близ материка, где уже была начата добыча нефти. До аэродрома всего ничего, но земля не дает пилотам «добро» на посадку с пассажирами: сильный боковой ветер.

Делать нечего. Принимаем решение лететь в Нарьян-Мар, а в Варандей слетать позже.

Вот Варандей и его аэродром уже проплыли в иллюминаторах.

И вдруг самолет закладывает крутой вираж и устремляется к земле. Настолько круто, что желудок подскакивает к горлу, голова начинает кружиться. Одна девочка из Северодвинска, впервые летевшая на самолете, потом призналась, что подумала: все, конец.

Когда стало ясно, что мы заходим на посадку, стало спокойней. А когда самолет уже покатил по полосе, вышел первый пилот и извинился, если напугал кого-то.

– Понимаете, уже проходим Варандей, вдруг в наушниках голос диспетчера: Коля, ветер минут на десять переменился. Если успеешь, садись. Предупреждать пассажиров было некогда.

Посмеялись. И отправились в клуб геологов-нефтяников, где нас уже ждала публика.

«Да ничего…»

Декабрь 79-го. Мне надо срочно попадать из Котласа в Архангельск. А самолеты не выпускают: мокрый снег с ветром. Но вот «окно» в небо ненадолго открывается, начальник Котласского авиаотряда Романов меня втискивает в первый же самолет, летим.

Трасса идет вдоль Северной Двины. Самолет АН-24 надежен, но и его крылья и двигатели временами ревут натужно, а самолет проваливается в воздушные ямы. Еще не успели долететь до устья Ваги, как началась настоящая зимняя гроза. На земле-то мне приходилось ее видать, но в небе совсем другое дело.

Почти до самого Васьково, что на левом берегу Северной Двины (аэропорт Талаги был на ремонте), наш самолет раскачивало из стороны в сторону, как на качелях. Да еще эти провалы, а потом натужные подъемы… Хорошо, что я еще на «кукурузниках» научился справляться с такими неприятностями. И отвлекаться от того, что творится вокруг, читая какую-либо книгу.

…Когда самолет подрулил к аэропорту и двигатели затихли, командир экипажа вышел в салон.

– Как самочувствие, товарищи пассажиры?

С первого ряда сдавленный женский голос:

– Да ничего…

– Ну и сильный вы народ, пассажиры. Мы, пилоты, и то еле выдержали. А вы – ничего…

Раздался дружный смех. И сразу стало легче, как будто и не было трудного полета.

Виктор КОНОНОВ,
г. Вельск

Содержание номера:

 
В СВЕЖЕМ НОМЕРЕ:
  • Весь Вельск един
  • В Архангельске громят билборды с призывом «За Русский Север без жуликов и воров»
  • Депутатский контроль – краеугольный камень эффективной борьбы с коррупцией
  • «Они только врут и воруют, воруют и врут…»
  • Кому служит Дума, состоящая из миллиардеров?
  • Для народа ли газета «Устьянский край»?
  • «Важский край» определился с выбором
  • Провинциальная интриганка Буторина в своем привычном репертуаре
  • В Шеговарах сорвали начало учебного года
  • Власть экономит на людях
  • Сострадание и любовь к младенцам
  • «Ломоносовскую аллею» посадили детдомовцы
  • Об археологии и об историческом краеведении Устьянского края
  • Вот и в Киземе строится церковь
  • Устья, Устьюшка, ненаглядная
  • Важский край потерял бесценный природный памятник

  • Уважаемые читатели!
    «Новый Регион» временно выходит не каждую неделю. Виной тому кризис...
    Новости Поважья читайте в газете «Вельск-ИНФО»
    на сайте http://velsk-info.vagaland.ru/

    © «Важский край – НОВЫЙ РЕГИОН» – межрайонная независимая общественно-политическая газета Поважья. Учредитель и издатель – ООО «Вельск-инфо 1».
    Адрес редакции: 165150, г. Вельск Архангельской области, ул. Комсомольская, 10. E-mail: velinfo@atnet.ru Телефон-факс: 8 (81836) 6-41-64
    Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за достоверность рекламы несет рекламодатель.
    При использовании информационных материалов ссылка на «Важский край – Новый Регион» (http://region.vagaland.ru) обязательна.
    Главный редактор издания – Константин Мамедов. Web-мастер – Юрий Давыдов.
    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru